redaktor_slov (redaktor_slov) wrote,
redaktor_slov
redaktor_slov

Базовые ценности: зачем Москва расширяет военное присутствие в Средиземном море

Россия устанавливает тесные контакты с государствами средиземноморского региона, пользуясь отсутствием единства в стане Евросоюза и неопределённостью в США, воцарившейся с приходом Дональда Трампа. Об этом сообщает французский аналитический бюллетень Très Très Urgent. Москва стремится получить доступ к ливийским и египетским военно-морским базам. Это свидетельствует о готовности РФ вернуть потерянные когда-то позиции на Средиземном море. Почему Москве важно расширить сферу влияния в Северной Африке, выяснял RT.



Как полагает TTU, за последние годы Россия обзавелась союзниками, которые помогут ей укрепить влияние на Ближнем Востоке. Речь идёт о Сирии, Египте, Алжире, Ливии и Марокко, с которыми Москва активно развивает военно-техническое сотрудничество.

"В обмен на поставки оружия ближневосточные государства готовы предоставить кораблям ВМФ право на беспрепятственное нахождение в портах."

Кроме того, руководство РФ ведёт переговоры о предоставлении баз для размещения морской авиации. В частности, по сведениям TTU, Москва рассчитывает на аэродром в египетском городе Сиди-Баррани.

Бюллетень не сообщает о конкретных условиях, которые выдвигает РФ. По данным издания, Москва не собирается арендовать базы. Инфраструктура ближневосточных стран будет использоваться для стоянки и заправки судов. Тем не менее в случае успешных переговоров Россия должна обеспечить постоянное присутствие в Средиземном море, вернув утраченные с распадом СССР позиции.

TTU не исключает, что РФ добьется желаемого. Фундаментом будущего военно-дипломатического триумфа являются хорошие отношения президента РФ Владимира Путина и с египетским лидером Абделем Фаттах ас-Сиси. Одновременно Москва восстанавливает мосты с Триполи, суля, как полагают французские аналитики, главнокомандующему вооружёнными силами Ливии Халифу Хафтару поставку оружия на € 1,5 млрд (самолёты, танки, средства ПВО).

Страховка от форс-мажора

Восстановление присутствия в Средиземном море — одна из задач, прописанных в новой редакции Морской доктрины России от июля 2015 года. «На Средиземном море: обеспечение достаточного военно-морского присутствия Российской Федерации в регионе на постоянной основе», — говорится в документе.

Примечательно, что Морская доктрина была обновлена за два месяца до начала вступления РФ в сирийскую военную кампанию. В противостоянии террористам морские силы России обеспечивают прикрытие воздушной операции и наносят удары с помощью крылатых ракет и корабельной авиации. Ещё одна их задача — присматривать за перемещением натовского флота.

Боевое дежурство у берегов Сирийской Арабской Республики (САР) происходит на ротационной основе, то есть де-факто российские корабли и подводные лодки присутствуют в Средиземном море постоянно.

Отметим, что процесс подготовки к длительным морским походам значительно упрощают предварительные договорённости об остановке в иностранных портах, где можно получить необходимые услуги в виде ремонта или дозаправки. Конечно, это необязательная мера, но для страховки от форс-мажора (например, повреждение топливных баков боевых кораблей или авария на танкерах) — крайне желательная.



Поэтому неслучайно Москва ведёт переговоры с Марокко, Алжиром, Ливией и Египтом. Эти североафриканские государства занимают 90% южной части побережья Средиземного моря. Очевидно, что договариваться о дозаправке и стоянке с входящими в НАТО Испанией, Францией, Италией и Грецией абсолютно бессмысленно.

Ради безопасности

После распада Советского Союза у РФ на Средиземном море остался лишь пункт снабжения ВМФ в сирийском Тартусе. С началом военной миссии в САР Россия принялась перестраивать эту гавань, превращая её в современную военно-морскую базу. 18 января Москва и Дамаск подписали соглашение, которое разрешает ВМФ размещать в порту до 11 судов.

Аналитики убеждены, что Россия «застолбила» за собой Тартус как ключевой опорный пункт на Средиземном море. С прошлого года неподалёку от порта были размещены комплексы радиоэлектронной борьбы «Красуха» и зенитные ракетные комплексы (ЗРК) С-300В4, прикрывающие будущую военно-морскую базу с воздуха. Эксперты не исключают, что Москва перебросит в Тартус дополнительные ЗРК, а также установит противокорабельные береговые комплексы «Бал» и «Бастион», без которых будет невозможна полноценная защита со стороны моря. Ещё одним «сюрпризом» может стать размещение оперативно-тактического комплекса «Искандер», способного поражать крупные сухопутные и надводные объекты противника.



Усиление ударного компонента и возможность дислокации военных кораблей в ближневосточных гаванях имеют решающее значение для обеспечения безопасности группировки ВМФ. На Средиземном море силы России и НАТО неравны.

В противовес США

В составе ВМФ свыше 30 крупных боевых надводных кораблей, 21 десантный корабль и более 50 подводных лодок, включая 16 крейсеров, оснащённых баллистическими ракетами, и 15 субмарин, вооружённых крылатыми ракетами.



Однако сегодня ВМФ способен оперативно сконцентрировать у берегов Сирии до 20 судов. Это в основном корабли и подлодки Черноморского флота. Путь эскадры грозного Северного флота без предварительной подготовки займёт как минимум две-три недели и гипотетически может быть заблокирован в Северном море или в Ла-Манше.

При этом в Средиземном море владычествует Шестой флот США со штабом в Неаполе. В режиме ротации морские просторы Южной Европы и Северной Африки контролируют один-два авианосца, десятки надводных кораблей и подводных лодок. Кроме того, американцы способны проводить в регионе десантные операции, чего пока не может ВМФ России.

Кандидат исторических наук, военный эксперт Вадим Соловьёв в беседе с RT обратил внимание, что Москва извлекает огромную военно-политическую выгоду от сотрудничества, прежде всего, с Каиром и Триполи: «Египет, а ещё сильнее Ливия пострадали от той самой «весны», за которой стоят США. Я думаю, что нынешние правительства помнят об этом и потому приветствуют Россию как противовес американской гегемонии».

Аналитик отметил, что положение ВМФ на Средиземном море заметно укрепится, если договорённости, о которых писал TTU, будут в итоге достигнуты. Помимо укрепления на Ближнем Востоке Россия получает дополнительный рычаг влияния на Североатлантический альянс, считает он.

«Стоит указать, что Россия не собирается создавать постоянные базы на Ближнем Востоке, что вызовет всплеск напряжённости с НАТО и потребует огромных финансовых ресурсов. Нашему командованию достаточно знать, что в случае необходимости корабли ВМФ всегда могут пришвартоваться и обратиться за помощью в дружественные порты», — отметил Соловьёв.

Источник

Tags: Ближний Восток, ВКС, ВМФ, Запад, Россия, аналитика, армия, геополитика, политика
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic
    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments